Переработка

Не допускается без согласия автора:

— внесение в его произведение изменений, сокращений и дополнений;

— снабжение произведения при его использовании иллюстрациями, предисловием, послесловием, комментариями или какими бы то ни было пояснениями.

Кажется, а что такого, ну кто, вообще, заметит? Вон, в рекламе по телевизору только и крутят переделанные стихи. Крутят, да не все.

Помните детскую песенку «Кто пасётся на лугу?» Она была впервые презентована в мультфильме 1973 года. Автор слов Ю.Черных, музыки – А. Пахмутова.⠀

Так вот, Истица обратилась в суд с иском к Ответчику ООО «ДИМАРТ» о защите авторских прав, в котором просила взыскать компенсацию в размере девятисот тысяч рублей.

В обоснование требований истица указала, что является правообладателем исключительного авторского права на произведение – стихотворение своего отца — автора «Кто пасётся на лугу?» Черных Ю.Е.

Ответчик, проводя лотерею под названием «Пейте люди молоко – будете с машиной», без заключения с Истицей договора использовал рекламный ролик, плакаты содержащие часть стихотворения в переработанном виде.

А именно, в ролике исполнялась песенка со словами «На лугу пасутся ко…Коровы»

Исходя из характера спора о защите авторских прав, стороны были обязаны доказать:

Истица — факты принадлежности ей авторских прав и использования данных прав ответчиком;

Ответчик — выполнение им требований действующего законодательства при использовании произведения.

Суд посчитал очевидным, что фраза в рекламном ролике «На лугу пасутся ко…- Коровы ?» является уникальной частью стихотворения Черных Ю.Е.: «На лугу пасутся ко…- Коровы ?», а фраза «Пейте люди молоко –…» является переработанной частью этого произведения «Пейте, дети, молоко — …», как и весь текст рекламного ролика в целом.

В итоге, учитывая, что ответчик:

— переработал и использовал известное  произведение в  коммерческих целях без согласия правообладателя и заключения с ним соответствующего договора,

— исказил содержание произведения,

Суд взыскал девятьсот тысяч рублей. ⠀

(Определение Санкт-Петербургского городского суда от 25 мая 2015 года по делу N 2-1031/2015)