«Битва мага-пересмешника»

Работа над третьей книгой цикла «Хроники Альвои»

Жанр: фэнтези, приключения.

Пришла пора анонсировать начало работы над третьей книгой цикла «Хроники Альвои» о приключениях девушки Мирославы в эльфийском мире.

Цикл основан на моих представлениях об эльфах, как о потомках кельтских мифических существ — племен богини Дану — воинственного, но просвещённого народа с неизменной тягой к прекрасному.

Теперь уже действие будет полностью происходить в Альвое — мире эльфов, параллельном нашему. Если вам приходилось бывать на кромлехах, вы могли ощущать следы древней магии — Мерцающих врат. Именно с их помощью начинающий юрист, командированный в Карелию, впервые попала в эльфийские земли.

Повествование будет вестись, как обычно, от лица Мирославы, но часто бывает, что текст сам начинает диктовать условия, и вот автор уже видит мир глазами другого персонажа.

В прошлом юрист, а ныне боевой маг Мирослава будет отстаивать своё место под лучами Великого Птухайла, эльфийского солнца, и как всегда, встретит множество препятствий на своём пути.

В этот раз Мирославе придётся сразиться не только с врагом, но и с другом. Противостоять не только тому, кого она ненавидит, но и тому, кого любит.

Итак, вообразите себе скалу, вершина которой скрывается за облаками. В мрачных катакомбах там живёт и практикуется в магии юная отшельница. Никто не помнит её лица, никто не знает её имени. Но традиционная Битва магов близко, и девушка любой ценой должна победить.

Пишу последовательно от начала до конца, но некоторые опорные точки уже есть, хотя, как ни странно, в этот раз я не знаю, чем всё закончится. Вот даже понятия не имею, так что самой интересно.

Пока что Мирослава отправляется в Цитадель магии, чтобы пройти испытания и получить разрешение на использование боевой магии за пределами цитадели. Да-да всё не просто так.

Она уже несколько раз преступила законы Альвои, так что неприятности неизбежны, но, как говорится, цель оправдывает средства. Не люблю этот принцип, но героиня уже давно отделилась от меня, несмотря что изначально в неё были заложены мои качества. Мирослава выросла и идёт своей дорогой. В третьей книге я уже не думаю, а как бы я поступила в конкретных обстоятельствах, потому что точно знаю, как поступит героиня. Мне это нравится!

Третья неделя написания романа подходит к концу, а книга подбирается к двум авторским листам.

Третья книга цикла выходит мрачнее предыдущих двух. В ней будет много магии. Очень много магии с первых страниц, потому что на первое место выходит внешний конфликт и он довольно масштабный. Эльфы против человека.

Но тем не менее я хочу сделать упор не на физической борьбе, без которой, конечно, тоже не обойдётся, а на борьбе характеров, если можно так выразиться. Героине придётся отстаивать свои права в эльфийском мире всеми способами. И, надо сказать, она уже не та девочка, какой была в первой книге. Теперь я сама всё больше удивляюсь её решениям.

Вторым ключевым персонажем останется Дариен, хоть я пока не собираюсь вести повествование от его имени, он всё равно сыграет важную роль на пути Мирославы к развязке.

Четвертая неделя написания романа. Два авторских листа.

Надо сказать, что я не дала героине времени на раскачку и с первых страниц напустила на неё неприятности. Я всегда так делаю. Может, поэтому мои книги выходят недлинными, максимум двенадцать авторских листов.

Опасность подстерегает Мирославу на каждом шагу, но у неё есть особенность — об опасности её предупреждает жжение в районе седьмого шейного позвонка. Поэтому она чувствует беду там, где ничто казалось бы её не предвещает.

Почему это происходит, можно узнать из первой книги цикла, так что не буду спойлерить.

Зато реакция героини на опасность в корне изменилась по сравнению с первой книгой. Ещё бы! Когда в сердце разгорается пламя, удержать огонь в теле бывает невозможно. И огонь, кстати, не самое страшное, на что Мирослава способна.

Таковы маги-пересмешники.

В Путеводителе по Хроникам Альвои на моём сайте позже я подробнее расскажу о системе эльфийской магии.

Пока что там оформляются разделы:

  • Как появилась Альвоя
    (история о том, с чего всё началось)
  • Лавка историй
    (эльфийские легенды, песни, стихи)
  • Карта мира
    (пока просто описание материков, но я уже делаю набросок)
  • Битва мага-переcмешника
    (всё о создании третьей книги цикла)
  • История в деталях
    (заметки, персонажи, места, предметы и прочее)

Пятая неделя написания романа.

Даётся нелегко. Трудность в том, что я пока не чувствую антагониста.

Вернее, я знаю, что это как эльфийский мир в целом, так и конкретный персонаж, олицетворяющий собой нетерпимость к другой расе и особенно к героине, но портрет его пока окончательно не сложился.

Знаю, что это должен быть правитель Последней Земли. Именно ему есть за что ненавидеть Мирославу, но вот какой он, я не вижу. В предыдущих книгах цикла о нём почти не говорилось, так что персонаж новый.

Конечно, это будет чистокровный эльф, охотник, наверное, средних лет, обожающий свою супругу. Пожалуй, это его недостаток. Теперь надо подобрать ему сокровище, тайну и цель.

Вы же знаете, что такое СТАНЦИЯ?
Сокровище — суперспособность персонажа
Тайна
Недостаток
Цель

Целью будет месть. Разумеется, месть. За что? Не буду спойлерить. Об этом во второй книге ))

Шестая неделя написания романа.

«Битва мага-пересмешника» подбирается к трём авторским листам. Идём медленно, потому что параллельно пишутся четыре истории. Так получилось.

Каждую сцену я стараюсь писать как маленькую книгу, то есть в ней есть завязка, кульминация, развязка. Кроме того, герой проходит на протяжении сцены путь, который включает в себя зов приключений или импульс, цель, препятствия на пути к цели, выбор героя, итог этого выбора (кульминацию), поворот, когда что-то пошло не так, и развязку.

В итоге каждая сцена получается наполненной событием или конфликтом, даже если это сцена разговора.

Подробного плана книги у меня ещё нет, но мне в какой-то мере нравится эта неопределённость. Герои раскрываются, находятся неожиданные решения, история формируется. Скоро всё будет!

Седьмая неделя марафона и обещанная первая сцена )

Цель: обозначить главный конфликт книги — непринятие эльфами человека.

Из-под ног сыпалась галька, пока мы спускались по тропе к морю. Потрёпанный ветром парус белел над лодкой в паре метров от берега.
— Безродная! – донёсся снизу женский крик, и я остановилась посреди тропы. Оллам чуть не сбил меня с ног.
— Ты что?
Я стояла, не дыша. Они не могут знать.
— Зато милая, — раздался ласковый мужской голос.
— Идём. Это мои родители, — Оллам потянул меня за руку, и я, набрав побольше воздуха в грудь пошла за эльфом.
Здоровенный косматый мужчина держал на огромной ладони худую, тонколапую кошку. Она и вправду выглядела беспородной.
Напротив него, уперев кулаки в бока, стояла эльфийка в окружении плетёных корзин с крышками.
— Знакомься, Мирослава, мои родители, Бритта и Атти, — сказал юный эльф.
— Ах вот, с кем наш сын пропадает вместо того, чтобы нырять за жемчугом, — засмеялся Атти, выпуская из рук животное. – Интересные дела.
Кошка недоверчиво огляделась и прошмыгнула мимо нас с Олламом на тропинку.
— Отец, я и так ныряю за жемчугом каждый день, — надулся Оллам.
— Ты лучше скажи, вот, кто вбил нашему сыну в голову мысли об этом его Городе Мастеров, — эльфийка закинула в лодку одну корзину и исподлобья посмотрела на меня обоюдоострым взглядом, точно собиралась проткнуть.
Я зыркнула на Оллама. Почему он не сказал мне, что его родители враждебно восприняли стремление мальчишки к учёбе?
— Ваш сын талантлив, Бритта, и он мог бы выбрать в Городе занятие по душе, — парировала я.
— Ну что ты так сразу набрасываешься на девочку, Брит? – поддержал эльф. – Ты ведь маг? – обратился он ко мне.
— Да, немного разбираюсь в магии и могу вам помочь с парусом.
Мне уже приходилось практиковаться в починке лодок и надувании парусов, правда вот, в навигации я упражнялась только на суше, но в море для верности могла бы воспользоваться факелом поводырём. На этот случай в моём рюкзаке лежала ступка и необходимая смесь.
— Немного! – воскликнул Оллам, — да она боевой маг, и такое может! Вы бы видели.
Меня бросило в жар. Эти слова явно были лишними.
Отец Оллама хмыкнул.
— Боевая магия не пригодится, — сказал он. — Давай-ка, маг Мирослава, помоги для начала Бритте с корзинами.
Я подошла к матери Оллама, чтобы взять корзину, и как-то так вышло, что мы одновременно схватились за одну ручку. Брит будто током ударило. Она отскочила, тряся головой.
Я в недоумении посмотрела на свои руки. Вроде бы всё нормально, да я и не почувствовала ничего, кроме прикосновения к коже.
— Ты не эльфийка, ты не эльфийка, – затараторила женщина.
— Бритта, дорогая, ты чего?
— Мам? – взгляд Оллама заметался между мной и матерью. – Мирослава?
— Кто ты? Ответь! – женщину никак не отпускало, несмотря на то что Атти обнял её за плечи и успокаивающе поглаживал по рукам.
— Она очень чувствительна, — объяснил он, — и никогда не ошибается. Может, скажешь нам, что это значит?
Я уже не знала, кому отвечать. Холод объял меня, ветер трепал волосы и рубашку, а три пары глаз уставились в ожидании объяснений, будто я виновата в том, что родилась человеком.
— Прости, Оллам, я должна была сказать тебе, но я просто не подумала, что это может быть важно. Альвоя уже давно стала родной для меня.
— Кто ты? – заорала женщина, и я съёжилась, как зашуганный котёнок. Как та «безродная» кошка.
— Вы правы, Бритта, я не эльфийка. Я человек.
— Как? – воскликнул Оллам и подбежал ко мне, хватая за руки. – Как такое может быть? У людей нет магии!
Мальчишка тряс меня, как куклу. Во взгляде сквозило разочарованием, возмущением и страхом.
Дурацкая корзинка. Отняла у меня друга. Это неправильно. Неправильно то, что я чувствую стыд. Мне нечего стыдиться. Я человек. Я человек, победивший дракона. Я человек, победивший Чиинану и дважды спасший Альвою. Никто не вправе упрекать меня хоть в чём-нибудь.
Вот теперь я разозлилась и вырвалась.
— У меня есть магия, потому что я дочь победителя дракона. Во мне его кровь, — я вскинула подбородок, давая понять эльфам, что достойна этого звания, ношу его с гордостью, пусть они и не знают обо мне, но о моём отце наверняка слышали из легенд.
Семейство переглядывалось. Мужчины засомневались, но Бритта была непреклонна.
— Обойдёмся без магии, — сказала она. — И, Оллам, я запрещаю тебе впредь ходить к Драконьей скале.
Оллам хотел возразить, но эльфийка так глянула на него, что он проглотил всё невысказанное возмущение и чуть им не подавился. В глазах блеснули слёзы, он тут же отвернулся от меня, и поплёлся в лодку.
— Дочь победителя дракона, — это же надо такое придумать, — бубнил себе под нос Атти, а я уже шлёпала вверх по склону. Придётся добираться сушей.

Пока это только черновик. Вот интересно, зацепит ли она читателя, которые не знаком с двумя первыми книгами цикла. Мне очень трудно судить об этом. Герои же стали родными. А читатель может и не поймет ничего. Но главное не то, чтобы понял, а то, чтобы захотел понять.

Восьмая неделя написания романа «Битва мага-пересмешника» и стилистические приемы.

Вообще-то такой работой, наверное, лучше заниматься на этапе редактуры, но всё же я попыталась найти и кое что даже включить в черновик.

Например, МЕТАФОРА «обоюдоострый взгляд». Как вам? Взгляд, которым можно проткнуть. Повествование ведется от лица Мирославы, а она целый год тренировалась владеть мечом и теперь осваивает ремесло магов-оружейников. Так что такое сравнение здесь, на мой взгляд, органично.

Первая сцена романа (постом ниже) выступает в качестве показательного момента и обозначает конфликт, то есть сама по себе вроде как является АЛЛЕГОРИЕЙ. Беспородная кошка иллюстрирует проблему непринятия эльфами человека.

Нашла ещё и АНАФОРУ, то есть повтор. «Мне нечего стыдиться. Я человек. Я человек, победивший дракона. Я человек, победивший Чиинану и дважды спасший Альвою».

Теперь буду знать. Какое полезное упражнение ))) Просто интуитивно хочется что-то усилить, выделить, а оказывается это стилистический прием. Вот, кстати, в этом же абзаце есть ПАРЦЕЛЛЯЦИЯ (слово-то какое!) — дробит текст на короткие отрезки для добавления экспрессивности.

Смотрите, можно было сказать так: «Дурацкая корзинка отняла у меня друга, и это неправильно как и то, что я чувствую стыд».

Но героиня возмущена, она буквально рычит сквозь зубы:»Дурацкая корзинка. Отняла у меня друга. Это неправильно. Неправильно то, что я чувствую стыд».

Изображение к посту к какому стилистическому приему или тропу можно отнести? )