«Не дикий» туризм

Когда мы сняли маски, я решил, что сошел с ума. А вот, как все было.

— И чтобы отчет лежал на моем столе сегодня!

Я молча кивнул и захлопнул дверь. Чего мне только стоило выпросить всего три дня отпуска. Отчет, так отчет. Эта стерва, Анна Кондратьевна, блондинка — феминистка. Ей доставляло удовольствие разговаривать с мужчинами в приказном тоне.

Но все неприятности уже были позади, и я мчался в сторону пансионата, где ежегодно проводился кинофестиваль, завершающийся грандиозным балом. Маскарад — отличная возможность незаметно проскользнуть на него. Я уже рисовал в мечтах, давя на газ, как буду щеголять перед девчонками в костюме не кого-нибудь, а самого Бэтмена, пока жена развлекается с подругой в своем «диком» туризме. Каково удовольствие бродить с рюкзаком и спать где-то в палатке, когда вокруг столько прекрасных мест по типу «все включено»?

В дороге я громко кричал песни, добиваясь хрипоты и тренировался, ежеминутно повторяя: «Этому городу нужен герой». Кто знал, кого принесет на этот фестиваль,  так что, на всякий случай, не мешало изменить голос.

Я и не предполагал, что соберется столько народу. И все в костюмах. Просто апокалипсис какой-то! И Человек Америка, и Супермен (боже, где он взял эти красные трусы?), и Шрек со своей подружкой, один страшней другого.

Влиться в такую массу для бывшего участника детской театральной студии, а ныне главного экономиста рекламного агентства не составляло труда.

Повсюду разливалась музыка, и играло шампанское. Официанты в костюмах биороботов скользили среди разномастной публики. Раздавался смех, приветствия, восхищенные возгласы. Кто-то вошел в роль и сыпал известными фразами. Это был целый новый мир, волшебный и красочный.

Чертовски приятно было чувствовать себя героем, под плащом которого скрывается гора мускулов, а под маской — обаятельная улыбка. Конечно, я быстро вжился в образ, и, расхаживая по летней площадке ресторана под удивительно низким сливовым небом, направо и налево раскланивался и кивал диснеевским принцессам, полуголым амазонкам и представительницам всех времен и народов.

— Смотри, этот Дракула вроде бы ничего такой, — услышал я за спиной и чуть не выронил от неожиданности бокал. Лиза?! Не может быть. Так вот, что у тебя за «дикий» туризм… на престарелых вампиров заглядываешься на маскараде…

Я молча негодовал, боясь повернуться и выдать себя, надо было скрыться в толпе и уже потом отыскать свою благоверную. А все это Танька, ей вечно не сидится, втягивает мою жену во всякий разврат. Ну, ничего,  посмотрим, придется ли тебе по вкусу Бэтмен, дорогая!

Опрокинув практически залпом два фужера, я занял наиболее выгодную позицию и повернулся туда, откуда донесся голос Лизы. Ну, конечно! Я бы больше удивился, если она нарядилась бы монахиней, а вот, ведьма — вполне в ее стиле.

Обтягивающее платье в пол под цвет ее черных волос, неприличное декольте, маска, остроконечная шляпа с вуалью и, естественно, метла. Рядом стояла Танька в красном, вот уж кто истинная ведьма.

«Тебе идет, милая, — злорадствовал я, наполняя организм сладким пузырящимся эликсиром, и краем глаза следя за Лизой, — Особенно, метла».

Коварный план созрел у меня в одну секунду, и когда приглушили свет для танцев, я сразу ударил в цель. Не промахнулся. Мигающие огоньки отлично маскировали меня. Мы не разговаривали, полностью отдавшись музыке и всеобщему танцевальному трансу.

Я все крепче прижимал к себе супругу, и уже едва сдерживал порывы страсти, разбуженной фееричной обстановкой и шампанским. Я поднимал и кружил ее на руках, а она смешно взвизгивала, прям как десять лет назад.

«Ну, жена, и что ты себе позволяешь с незнакомцем…», — мне не терпелось пойти до конца, и я предвкушал, какое будет у нее лицо, когда она узнает, что зажигала на танцполе с мужем. Ха! И, конечно, это послужит ей уроком.

Случай вскоре представился. Лиза замахала руками себе в лицо и поспешила выбраться из танцующей толпы на свежий воздух. Я последовал за ней, предусмотрительно захватив со стола стакан воды, и протянул его, когда мы спустились по ступенькам в прохладный сад и присели на скамье под тусклым шарообразным фонарем.

Она, отдышавшись, выпила воды, и продолжила  обмахивать себя руками в бархатных перчатках. Это был идеальный момент, поэтому я притянул её за талию. Она не сопротивлялась. Во мне, конечно, все уже кипело, но я, во-первых, и сам был неприлично пьян, а, во-вторых, и ее податливость охотно списывал на шампанское.

Наши губы сомкнулись, и этот поцелуй такой робкий сначала, будто в первый раз, а потом более смелый, вернул меня на десять лет в прошлое, когда для нас все это было ново. Теперь я был готов сразить любимую наповал. Я отстранился и с легкой усмешкой снял маску.

— Игорь?

Она стянула шляпу вместе с вуалью и волосами, а после — атласную в блестках маску.

— Анна Кондратьевна?!