Безупречный отпуск

Роман Жиросрезов, известный в своем городе и даже немного за его пределами пластический хирург, не случайно выбрал для отпуска  побережье Черного моря.

Все его клиентки, как правило, отдыхают на Мальдивах и Бали, а для пластического хирурга встретить в отпуске клиентку — плохая примета. Вот и прилетел Роман в солнечный поселок Джемете, что недалеко от Анапы, и поселился в ближайшем к морю скромном отеле.

Лежа на соломенном коврике в окружении запахов вареной кукурузы, пахлавы и раков, он пытался добиться полного освобождения сознания от мыслей о работе.

Созерцая небо цвета медицинского халата, парашютиста, болтающего в нем ногами, короткими на взгляд с берега, ревущий вдалеке катер, он думал о том, что совершил огромную ошибку.

В следующий раз он полетит в Альпы кататься на лыжах. Женщины в горнолыжных костюмах и очках, скрывающих половину лица, — что может быть прекраснее? Вот, где можно расслабиться!

А здесь, на пляже, постоянно мелькают перед глазами почти обнаженные тела и отвлекают  от свободного полета мыслей своими несовершенствами.

Нет, ну он и сам был не идеален. Нос, может быть, большеват. Однако многообразие раздетых женщин пробуждало в нем профессиональную страсть.

Тут не мешало бы уменьшить, там нарастить, а у той чуть перенести вправо или нет, лучше влево. Иногда ситуация казалась настолько запущенной, что Роман сжимал пальцами воображаемый скальпель, чтобы отточенными движениями скульптора моделировать истинную рукотворную красоту.

Солнце ближе к полудню жарило не по-детски. Роман чувствовал, что бедные, иссушенные клетки кожи, хватая ультрафиолет, будто рыбы воздух, скукоживались от его избытка.

«Пожалуй,  хватит на сегодня» — подумал он и, подхватив махровое полотенце, отправился к открытому бару, манящему прохладой тени и запахом солода.

Расположившись у барной стойки, он наслаждался сладковатым вкусом темного пива, прислушивался к разноголосому смеху и ударам волн о крупную гальку. Время от времени, ветер доносил веселую музыку из парка аттракционов, а бармен звенел бокалами.

Звук открывающейся бутылки, такой резкий и в то же время мягкий, когда натуральная пробка еще скользит по стенке сосуда, а за ней следом готов вырваться чуть сиреневый дымок, привлек  внимание Романа.

Бармен открыл шампанское, осторожно по стенке налил в бокал и поставил его на стойку. Роман проследил за этим движением и увидел ее. Девушку, что заказала божественный напиток, играющий пузырьками так же заманчиво, как играли ее глаза. Девушку — совершенство. Девушку — богиню. Хотя нет, в ее карих глазах было что-то демоническое. Девушку — дьяволицу.

Покрытое тонким лунным загаром лицо, прямой нос с едва заметной горбинкой, которую мог разглядеть только профессионал, идеальные губы, одна из которых, а именно, верхняя, была чуть больше, что делало их еще привлекательнее, приковали внимание мужчины, не позволяя отвести взгляда.

Конечно, Роман усилием воли все-таки сделал это, чтобы отметить эталонную длину шеи и, о, такую высокую правильную и симметричную грудь, прикрытую нежной тканью сливочного цвета. Цвета сливочного мороженого. Холодного и сладкого. Тающего от прикосновений.

Он, забыв о приличии, продолжал любоваться незнакомкой, скользя взглядом сверху вниз и не находя ни песчинки недостатков.

Девушка при этом потягивала шампанское,  и спокойно наблюдала за взглядом такого непосредственного темноволосого красавца.

— Привет, я Мария, — заговорила дьяволица, решив, видимо, привлечь внимание мужчины обратно к своему лицу, теперь озаренному улыбкой, так естественно вписавшейся в правильный овал, обрамленный каштановыми волосами.

— Привет. Роман, — прокашлявшись, ответил он, уже не слыша вокруг ни единого звука, не видя ни единого тела.

Они немного посидели в баре, а потом Роман предложил прогуляться по тенистой улице вдали от пляжной суеты.

— Хорошо, только переоденусь, — сказала Мария и направилась к своему шезлонгу, позволяя Роману оценить и обратную сторону медали, которую он также нашел безупречной.

Тенистая аллея привела новых знакомых в номер роскошного отеля, где знакомство было продолжено под плеск шампанского, шепот Романа и стоны Марии. Это был не секс. Это были бои без правил.

Завершились они под утро. Нокаутом. Потому что Мария днем улетала домой. Роман воспринял это известие не иначе, как удар в солнечное сплетение. А ведь отпуск мог быть таким солнечным. Особенно после таких страстных сплетений.

Прощальный поцелуй длился долго, минут семь или восемь. И прежде, чем покинуть взволнованного Романа, девушка сказала: «Ты просто супер! Само совершенство. Но я бы советовала тебе немного изменить нос. Обещай, что приедешь». Она улыбнулась, погладила Романа по небритой щеке и, уходя, протянула визитку: «Мария Обкромсатина. Пластический хирург».