Меч из города Гориаса

Пролог

⠀Огонь с аппетитом облизывал потрепанные рукописи жадным ртом. В подземелье заброшенной церкви воздух пропах кострами, зельями и ядами, обжигающими слизистые оболочки, если глубоко вдохнуть.

Старик, морща высокий лоб, один за другим бросал свитки в очаг. Двое молодых друидов сидели напротив очага и не смели поднять глаза на своего наставника.

— Ни одно наше знание не может быть записано, — сказал Джодхан, глядя на учеников. Он потянул вверх тощий палец. Черный камень с перепелиное яйцо вспыхнул в свете пламени. — Этот неверный мог все испортить, — разрывая очередной свиток, продолжал наставник, — Хорошо, что вы рассказали мне о его занятии. Я возлагал на него большие надежды. Что ж, он сам избрал свой путь. Скоро Самайн. Король идолов вернется в наш мир, — Джодхан воздел руки к низкому перепачканному сажей потолку, — И друиды восторжествуют!

Ученики переглянулись. Последние семь лет они только и делали, что готовились к возвращению демона из небытия, набирая магическую силу и пыхтя над заклинаниями.

Их приятель, Вэйлин, сбежал, когда нашли его рукописи. Один из сильнейших друидов, ученик Посредника Джодхана, всерьез увлекся поэзией, но не только невинные песни, но ритуалы и заклинания выцарапывало на свитках заклятое перо. Старика разгневал дерзкий поступок воспитанника, и наверняка он накажет его самым жестоким образом. От одного только черного взгляда наставника друиды леденели.

— Вы, — начал Джодхан, — Мои последователи, достанете волшебный меч. Там, где Тара подпирает расколотый воздух нашего мира, стоит закрытый для простых смертных зеленый холм. В том холме покоится невидимый меч из города Гориаса. Прочтите заклинание, и пусть невидимое сделается видимым, тогда возьмите его. А если кто встанет на пути вашем, убейте его, — устало закончил наставник.

Он подал знак рукой, и ученики помогли ему подняться. Последний манускрипт обуглился в сытом очаге.

Глава 1

Выйдя из маршрутки, девушки решили срезать путь, и пошли по дворам.
Октябрьский вечер живо разгонял работающее население по домам и торгово-развлекательным центрам.

— Поверить не могу, что еду с тобой в Ирландию. Нам что своего дождя мало? — говорила Ира, еле успевая за подругой.

— Ирландия — страна легенд, — ответила Таня, — Прикоснемся к сказке, не ной.

— Зато совсем нет солнца. Так что у меня одна надежда — пабы. Постой! — Ира дернула подругу за руку, — Слышишь, плачет кто-то.

Из темноты доносилось протяжное жалобное мяуканье. Таня включила фонарик. На дне пустого трехметрового колодца сидел рыжий котенок.

— Смотри, лестница есть, — сказала Ира, снимая пальто, — Подержи и посвети мне.

— А если застрянешь? Давай в МЧС позвоним, — пыталась остановить подругу Таня, — Ты чокнутая, Ирка, я бы ни за что не полезла.

Но Ира мужественно спускалась по железным скобам.

— Возьму его себе, будет подружка твоей Фении. И имя ей подберем ирландское.

На следующий день, оставив рыжее сокровище родителям Иры, подруги вылетели в Дублин.

Приближались тронутые осенью холмы Ирландии, встречи с которой Таня ждала целый год. Ей даже пришлось устроиться на постоянную работу, чтобы позволить себе поездку в более комфортных условиях. На переводах зарабатывала мало, а о писательских гонорарах речь не шла. Первый роман еще редактировался, а рассказы неспешно набирали лайки на сайтах самиздата.

— Ну, здравствуй, Ирландия!

Подруги остановились в одном из отелей Дублина и по настоянию Иры открыли знакомство с городом вечерним походом в паб.

Темное пиво кофейного цвета с легким сладким привкусом и беззаботный Ирин хохот над шутками подвыпивших ирландцев оградили Таню от мыслей о легендах и вернули в опьяняющую реальность.

После двух кружек ей понадобился туалет. Лестница туда вела очень узкая, и Таня буквально столкнулась с человеком, увидев которого, резко протрезвела. Высокий худощавый мужчина с бледным лицом был одет во все черное от ботинок до капюшона плаща. Таня и сама не поняла, что привлекло ее внимание. То ли черный силуэт, то ли волосы цвета золы и такие же глаза, а может, его пристальный взгляд, цепляющий своей тревожностью.

Глава 2.

Таня долго изучала свое отражение в зеркале, размышляя, что же увидел в ней незнакомец. Вернувшись в зал, она оглядела паб, мужчины в черном нигде не было. Девушка пробралась к своему столику, где подруга собрала еще большую компанию весельчаков. Ира подмигнула ей. Кажется, она хорошо проводила время.

— Извините, девушка, вам просили передать это, — услышала Таня голос подошедшего официанта. Он протянул ей свернутый мятый листок. На нем как будто в спешке были написаны слова на языке лишь издали напоминающем английский.

Мысли о легендах вновь овладели Таней. Она, виновато улыбнувшись подружке, пошла к барной стойке, где было больше света, и открыла онлайн-переводчик.
Язык оказался кельтским, и здесь пригодился опыт работы переводчиком с группой археологов, производивших раскопки в Великобритании. Ей не раз попадались на глаза обрывки замысловатых фраз, а в этой записке угадывался возвышенный тон песни или пророчества. Немного поиграв со словами, Таня  сумела собрать из написанного нечто вразумительное, несущее, примерно, такой смысл:

«Меч, что пришел из Гориаса,

Воспетый Племенами Дану,

В боях не знавший поражений,

Похищен будет в древней Таре.

Когда прольется кровь потомка,

И род смотрителя прервется,

В ночь на Самайн вернется демон,

И навсегда закроет солнце».

Внизу стояла подпись: «Вэйлин», и была нарисована схема с отметкой, по всей видимости, места хранения меча.

«Кто такой этот Вэйлин и почему он передал письмо мне? — задумалась Таня, — Он хочет, чтобы я предотвратила похищение меча? Но как?»

В шумной компании, между тем, начались танцы. Кареглазая брюнетка Ира явно пользовалась популярностью. Даже бармен время от времени поглядывал на ее зажигательные движения. Тане с трудом удалось выцепить подругу из толпы желающих завладеть ее вниманием.

— По-моему ты увлеклась, Ирка, — сказала Таня, когда они, наконец, добрались до номера и рухнули на кровати, — Так бесшабашно веселиться в чужой стране, в компании нетрезвых мужиков.

— В чем дело, подружка? Я тебя не узнаю, — ответила заплетающимся языком Ира, — зачем было лететь в Дублин, чтобы развлекаться с листком бумаги, неужели тебе не хочется приключений?

— Видела бы ты, кто передал мне этот листок, — задумчиво произнесла Таня, вспоминая таинственного незнакомца в черном, — Завтра едем на холм Тару. Будут тебе приключения.

Глава 3

Тане не спалось, загадочный Вэйлин с таинственным письмом не давал ей покоя. Как спасти меч? Поговорить со смотрителем? Найти бы его еще.

 С этими мыслями и книгой кельтских легенд Таня все-таки уснула. Проспали, конечно, долго. Выехали в сторону возвышенности уже после обеда.

— И как это понимать? — спрашивала Ира, изучая листок Вэйлина, — Почему он сам все не объяснил? Храбрый мужчина, ничего не скажешь.

— Конечно, не такой храбрый, как ты, чтобы лезть в колодец за котом, — засмеялась воодушевленная поездкой Таня.

Возвышенность выплыла из тумана, как «летучий корабль» из облаков. Дорога вела к воротам в каменной стене, но они оказались закрыты.

— Что это такое? — возмутилась Таня, — Почему закрыто? Вот тебе раз!

— Так я и знала, лучше бы мы пошли в паб, Танька.

— Нет, раз пришли, значит, прорвемся, смотри.

Правее от ворот забор был частично разрушен в полуметре от земли, и девушки без особого труда пробрались на ту сторону. Ни души не было кругом. До жути безлюдно и тихо в промозглом пространстве. Отмеченное Вэйлином место на карте нашли быстро. С виду оно представляло собой большой курган, все еще покрытый зеленью, вход в который перекрывала дверь из железных прутьев с навесным замком.

Ира поежилась. Температура воздуха под вечер приближалась к минусовой.⠀

— Ты не боишься, что этот Вэйлин заманил нас в ловушку? А вдруг он вообще просто маньяк?

Таня взглянула на подругу. Об этом она как-то не подумала. Видимо, ожидание от поездки в Ирландию неизменной встречи с чем-то мифическим лишило ее способности мыслить более приземленно. Она пожала плечами и подергала дверь.

Глава 4

— Намертво, — вздохнула Таня.

— Что вы здесь делаете? — окликнул кто-то по-английски.

Подруги обернулись. Из густеющего тумана к ним шел высокий мужчина. Он приблизился, застегивая на ходу коричневую парку. Это был молодой человек лет тридцати с бледным лицом и голубыми строгими глазами.

— Холм закрыт для посетителей, покиньте территорию.

— Вот и маньяк пожаловал, — шепнула Ира, — А он ничего.

Таня не сводила глаз с человека. Казалось, для своих лет он слишком серьезен. Она комкала в кармане куртки листок незнакомца и не знала, что делать. Друг он или враг? Смотритель или тот, кто хочет похитить меч?

Между тем, он стоял, как статуя, в двух шагах от нее и ждал реакции.

— Мы от Вэйлина, — сказала, наконец, Таня и представила себя и подругу, — Вы его знаете?

Парень недоверчиво оглядел собеседниц. Какое-то время он обдумывал свой ответ.

— Мое имя Брендан. Вэйлин —  это тот друид, ученик Джодхана? Что ему нужно?

Внутренне чутье подсказывало Тане, что ему можно доверять, и она протянула записку.

Брендан прочел письмо.

— Идите за мной, — Угощу вас кофе, здесь холодно.

— Эй, красавчик! — окликнула его Ира, — Может, вернёшь нам письмо и объяснишь, какого черта здесь творится?

Она протянула руку, задрав кверху подбородок. Брендан положил письмо на ее ладонь.

— Это я и собирался сделать, только в тепле, — ответил он, приглашая жестом идти за ним.

Вечер тяжелел. Шли через старинное кладбище с покосившимися памятниками. Из тумана выглядывали, навевая страх, поблеклые кресты.

Брендан молча шел впереди. Ира еще сомневалась, а не маньяк ли этот блондин. А Таня думала, что Самайн наступает следующей ночью, значит то, о чем предупреждал Вэйлин, произойдет в ближайшее время.

Глава 5

Брендан О’Финн родился в 1830 году в роду смотрителей одного из Племен богини Дану. Представители этого народа всегда умели противостоять разрушительному действию времени. Когда они достигали зрелости, их старение останавливалось. О Племенах известно не так уж и много. Они явились на территорию Ирландии, принеся с собой сокровища четырех городов, одним из которых и был не знающий поражений меч.

Покидая доступные человеку территории и уходя под Покров Невидимости, побежденные в битве с сыновьями Миля Племена не смогли унести с собой древние артефакты — слишком велика была их магическая энергия.

 Сокровища пришлось оставить в мире, доступном человеческому глазу, но нельзя было допустить их попадания в руки человека. Кто знает, какие беды могли повлечь оказавшиеся в руках жаждущих власти или богатства людей артефакты, среди которых был и меч, выходящий победителем из любого сражения. Так появились смотрители артефактов. Жизнь их была посвящена охраняемому предмету и всецело от него зависела.

В бывшей маленькой церкви, где расположился туристический центр, было тепло и уютно. Только вряд ли туристов водили за неприметную дверь в углу. За ней скрывались в темноте каменные ступени, ведущие вниз.

— Смелее, — засмеялся Брендан, закончив краткий рассказ и глядя на ошеломленных такой историей девушек, — Я не кусаюсь и живу не в склепе.

Он нажал на кнопку, и лестница озарилась холодным светом неоновых ламп, а узкий коридор привел в самую настоящую подземную квартиру, просторную и светлую. Очевидно, представитель древнего рода предпочитал жить в ногу со временем.

Ира не сводила с подозрительного хозяина глаз, а Таню больше пугало, не поднимет ли рев кофе-машины живущих по соседству обитателей старинных могил.

Три стеклянные чашки источали уверенный аромат. Крепкий кофе вытеснял из тела ощущения промозглого тумана, а Брендан рассказывал легенды своего племени. Таня обожала мифы и точно знала, что в них, а не в скучных учебниках, содержится истинная история.

Оказалось, что Джодхан, называющий себя Посредником, с помощью волшебного меча намеревался вернуть в мир демона по имени Кромм Круах, долго томящегося в золотом идоле, но изгнанного вовсе с земли Святым Патриком.

При упоминании о демоне девушки переглянулись. Ира, похоже, не придавала легендам особого значения, а Таня отставила почти полную чашку в сторону и поежилась. Этот друид, Вэйлин, явно тревожился не напрасно.

Брендан внезапно замолчал, схватился за край стола, но руки ослабели, он не удержался и упал. Шокированные подружки не успели его подхватить. Кровь отлила от лица, и белыми губами он чуть слышно произнес только одно: «Меч».

— Останься с ним, — бросила Таня Ире, на ходу надевая куртку.

— Ты спятила? — крикнула Ира, пытаясь приподнять терявшего сознание мужчину, но Таня уже взбегала по неоновой лестнице.

Глава 6

Туман окончательно завоевал территорию холма. Синие тени могильных плит указывали дорогу. Неожиданно среди них возник черный силуэт. Таня вскрикнула и приготовилась бежать.

— Пожалуйста, постой, — попросил из тумана спокойный мужской голос.

— Ну, если «пожалуйста», то ладно, — ответила, задыхаясь от испуга, Таня.

Человек подошел почти вплотную. Волосы цвета золы и глаза, из которых так и рвалось наружу что-то колдовское, Таня прекрасно помнила с первой встречи.

— Вэйлин?

— Да. Где смотритель? – потребовал он ответа, глядя на Таню, как учитель, требующий дневник у двоечника.

— Потерял сознание, — ответила она, показывая рукой в сторону церкви.

— Меч! — крикнул Вэйлин, а глаза его при этом округлились, утратив всякую строгость, — Я должен остановить их!

С этими словами мужчина сорвался с места так, что полы его плаща взлетели веером.

Таня бросилась за ним.

— Остановить кого, Вэйлин? — спросила она, стараясь не отставать, чтобы не потерять дорогу в непрозрачной пелене.

— Друидов. Джодхан послал их. Кромм Круах вернется, если моя кровь коснется меча, — объяснил он, резко остановившись и взяв Таню за плечи, — Я хотел исчезнуть, но понял, что никто, кроме меня, не сможет им помешать.

Возле железной двери Вэйлин протянул вперед ладони и напряженным движением, как бы поворачивая большой невидимый ключ, разомкнул навесной замок. Отворив решетку, он взглянул на пораженную Таню.

— Только мне по силам справиться с ними, но я не могу трогать меч, его возьмешь ты. Идем.

В голосе вновь послышался приказ. Друид пригнулся и шагнул в темноту. В следующее мгновение в его руках загорелся факел, освещая пещеру и узкий проход в глубине.

Девушка обхватила себя за плечи, пытаясь успокоить дрожь. Холод пробрался под куртку и сковал тело. Он вглядывалась в темень, заключенную в тесное кольцо каменными стенами.

— Эй, Вэйлин, я туда не полезу! Что я могу сделать двум друидам? И вообще, у меня клаустрофобия!

Вэйлин оглянулся.

— У тебя ее нет, — чуть смягчив тон, с усмешкой ответил он, — Ты боишься собственного страха. Если меня убьют, беги. Только помни, смотритель умрет, и зло восторжествует.

Он развернулся и скрылся в проходе между камнями.

Таня всплеснула руками, вздохнула и, задержав дыхание, вошла в пещеру.

— Если меня не убьют друиды, то убьет за испорченный отпуск Ирка. А Ирка в гневе, между прочим, страшнее вашего Кромм Круаха, — бормотала девушка себе под нос, стараясь не думать о поглощающей ее мрачной пещере, когда пробиралась следом за Вэйлином.

Глава 7

К шепоту песка и мелких камней под ногами вскоре добавились человеческие голоса. Мерное гулкое мычание доносилось из конца узкого коридора, ведущего немного вглубь под землю. Там же мерцал свет зажженных факелов.

Вэйлин ловким движением руки, как бы собирая пламя в кулак, потушил свой огонь.

Таня шла, слегка отставая от него, и только услышала, как он выкрикнул какие-то незнакомые слова, а за этим послышался общий шум, другие выкрики и звон оружия.

Девушка прибавила шагу и очутилась у входа в круглый зал с факелами на стенах, в центре которого в полу она заметила отверстие около метра в диаметре. Трое мужчин, один из которых был Вэйлин, дрались, используя и магию, и физическую силу.

В руках у Вэйлина мелькали в свете пламени прямые короткие кинжалы. Один из друидов, невысокий щупленький с ввалившимися щеками, отчего лицо в полумраке напоминало голый череп, будто крутил в руках нечто невидимое, стараясь попасть по Вэйлину, и спрятаться за широкую спину другого. Второй — здоровяк в кожаной броне — орудовал длинным мечом, на плоскости которого светились хитрые узоры.

Таня прижалась к стене. Стук ее собственного сердца, казалось, заглушал звуки боя. 
Она увидела, как Вэйлин отлетел от удара, врезавшись спиной в стену, а громила с рыком поднял над ним клинок. Девушка задержала дыхание. Он убьет Вэйлина, что делать ей тогда? Бежать? А как же смотритель? Но разве ей сразиться с ними? А как же бросить Вэйлина?

Впрочем, эти мысли тенью промелькнули у нее в голове, потому что уже через секунду Вэйлин поднял над головой два сверкающих кинжала, что-то твердо произнес, и тонкая нить электрического разряда, похожего на молнию, протянулась на мгновение между ними и ударила здоровяка в лоб. Тот рухнул на камни, как мешок картошки. Падая, он замахнулся рукой, но меч вырвался из нее и, описав в воздухе дугу, исчез в отверстии.

— Меч! — завопил Вэйлин, в кувырке уходя от летящей в него огненной стрелы.

— Возьми его, он в колодце. Быстрее! — кричал Вэйлин, наступая с кинжалами на слишком юркого для его болезненного вида друида.

— Что? Я? Да не пошли бы вы все к черту! Почему я должна делать это? Я не могу! Я писатель, а не супермен!

Глава 8

— Хороши мужчины — взвалить весь груз ответственности на проходящую мимо женщину! Таня бросалась ругательствами, как друиды заклинаниями. Но, тем не менее, она скинула на пол куртку и припала к краю колодца, заглядывая в него.

Вода была близко и источала синий свет. Это светился на дне зачарованный артефакт.
Над головой девушки в очередной раз что-то хлопнуло. Медлить было нельзя, пещеру разрывало от избытка магии и эмоций.

Таня стянула кроссовки, и еще раз подумав, что она идиотка, прыгнула в воду. До меча было недалеко. Сердце сжалось в комок от холода, но она быстро коснулась дна и схватила злополучное оружие. «Только бы выбраться», — пульсировало в голове, но через пару секунд она была уже над водой. Сверху раскрылся радужный купол и лопнул, как мыльный пузырь. Снова раскрылся и лопнул. Это Вэйлин пытался обеспечить Тане   безопасный выход, ограждая колодец, но друида с черепом вместо лица было не так-то просто одолеть.

Девушка пыталась подтянуться, однако, понимала, что нельзя выпускать меч из рук. Увидев над собой ладонь Вэйлина, она поспешила выкарабкаться из обжигающей холодом воды и, подобрав кроссовки и куртку, на немеющих ногах покинула круглый зал.

Туман уже расходился, когда Таня, трясясь от холода, нелепым мокрым приведением с мечом в руке бежала в сторону церкви. Тепло помещения и неоновый свет над лестницей вызвали у девушки зыбкое чувство безопасности. Ира все так же сидела на полу возле смотрителя, положив подушку под его неподвижную голову.

— Танька! Что с тобой? Ты что искупалась? Вот дуреха, и куда тебя понесло! — возмущалась подруга, открывая незаметный в стене шкаф-купе и роясь в вещах хозяина.

Таня молча подошла и вложила меч в руку Брендана. Губы не разжимались от холода, чтобы говорить. На лице смотрителя медленно оживал румянец, веки дрожали, а Ира уже стягивала с подруги мокрый свитшот.

Прошло несколько минут. Мужчина еще не пришел в себя, хоть уже и выглядел лучше. Таня, сжимая в ладонях горячую чашку крепкого кофе, сидела в большом вязаном свитере Брендана, поджав под себя голые ноги.

Послышались осторожные шаги, и в комнату вошел Вэйлин.

Глава 9

Друид, за каждым движением  которого девушки зачарованно следили, проведя рукой по плоскости меча, снял заклятие с артефакта.

Смотритель пришел в себя. Он уступил девушкам свою кровать на ночь, потому что возвращаться сейчас было невозможно.

— Отдыхайте, а мы с Вэйлином почистим хранилище от темной энергии, — сказал Брендан.

— И двух трупов? — спросила Таня.

Вэйлин виновато улыбнулся и развел руками.

Следующий день показался подругам ирландской сказкой. Солнце слегка согрело Тару. Последняя зелень еще раз потянулась к нему, прощаясь до весны. С разных сторон на холм сходились люди. Они смеялись и пели песни на древнем языке. 

— Это празднуют Самайн Племена богини Дану, — пояснил Брендан.
Ира не сводила с Брендана глаз, когда он рассказывал истории из жизни Племен, а Таня дивилась, как мало известно людям из немногочисленных легенд, и наполнялась решимостью передавать свои знания следующим поколениям через книги.

— Ну и жизнь у вас, мальчики, — восхищалась Ира, — Не то, что у нас: дом, работа, дом, работа. Единственное приключение — поход по магазинам в ночь распродаж.

— Ах вот, что побудило тебя лезть в колодец за котом, — сказала Таня.

— А тебя за мечом!

Все засмеялись.

Вечер прикрыл возвышенность маской таинственности. Множество легких сиреневых струй дыма поднимались в небо и не подпускали к земле зловещий туман. Народ пировал и веселился. У костра было тепло уютно, но его мерное потрескивание все больше заглушала доносящаяся со всех сторон музыка.

Ира прыгала вокруг костра, пытаясь изобразить нечто в стиле «Ривердэнс». Брендан и Вэйлин дрались на мечах, а Таня пожирала глазами это завораживающее зрелище и вспоминала моменты вчерашней битвы.

Там Вэйлин был другим. Его лицо было камнем, словно вся жизнь из него ушла в силу заклинаний. Теперь же он и Брендан веселились, и Таня чувствовала, что ничего плохого не случится. Вдруг Вэйлин снял плащ, взмахнул им над костром, как будто накрывая его, и пламя исчезло.

— Скоро старый друид, потомок Аморгена, зажжет главный огонь, — сказал он, и, взяв Таню за руку, повел к центру холма, где собралась не одна сотня человек.

В это же время тьма начала сгущаться, костры угасали один за другим. Толпа понемногу стихала и сходилась в круг.

Когда ночь полностью накрыла Тару, восторжествовала тишина, и лишь запахи жареного мяса, рыбы и напитков выдавали предшествующее веселье.

В середину круга на слабый свет затуманенной луны вышел человек в чёрной одежде. Он снял капюшон, обнажив седую голову, и поднял правую руку, в которой держал дубовую ветку, длиннее его самого. Листья на ветке той сохранили свою свежесть, а желуди побрякивали, нарушая тишину.

— Да увижу я свет, что мил мне. Свет, что даст мне священный огонь. Да не станет лесов без желудей, а коров — без молока. И не свершится пророчество Медб, ибо стал мир другим. И станет еще лучше. Да возвысься, священный огонь, — перевел Брендан вполголоса речь седовласого друида.

На этих словах толпа отшатнулась, так как буквально из земли пламя вырвалось наружу. Был это не просто костер. Выше человеческого роста выросло пламя, и языки его тянулись вверх синими свечами.

Вокруг по периметру Тары начали вспыхивать другие ритуальные огни. Кто-то невидимый издал протяжный вопль на высокой ноте, пробирающий до дрожи то ли жалостью, то ли непонятным простым смертным торжеством.

Народ зашумел, и праздник развернулся в другое русло. Грянула музыка, смешалась с криками, и начались танцы. Люди в шкурах и шапках в виде животных завели вокруг костра свои звериные пляски. Они хватали друг друга за плечи и перебрасывали вокруг себя. Мужчины и женщины, разбегаясь, бесстрашно прыгали сквозь огонь.

Потом вышли воины с копьями, крутили их над головами, и имитировали сражение. За ними выскочили мужчины и женщины с мечами и кинжалами. Звон оружия разрезал пропахший кострами воздух. Каждый демонстрировал свои умения, ловкость и силу. После в круг вышли одетые во все черное друиды.

— Смотрите, Вэйлин! — крикнула Ира, указывая рукой в сторону священного огня.⠀
Странно. Тане казалось, что всё это время он стоял рядом. Но это, действительно, был Вэйлин. Сняв капюшон, он встал на колено перед старым друидом и передал ему какие-то предметы. Старик осмотрел их и бросил в огонь, после чего долго держал Вэйлина за плечи и что-то говорил.

— Вэйлин сознался, что поступился волей наставника, ведь Джодхан намеревался вернуть демона в мир людей, — объяснил Брендан.

Тем временем, друиды разожгли по кругу костры, и люди в звериных одеждах принялись кувыркаться и кататься по ним.

Ира смеялась и хлопала в ладоши, глядя на дурачащихся парней, Брендан улыбался, глядя на непосредственную Иру, а Таня, вспоминая легенды, пыталась понять, что означало все это сумасшедшее действо.

Когда вынесли деревянного идола, чьи глаза светились во тьме, стало жутковато. Друиды упали на колени. Но Старик произнес:

— Да не вернется демон в наш мир! Ибо идол его разбит, и нет ему пристанища в сердцах человеческих!

После этих слов деревянное страшилище было разрублено топором и брошено в костер.

Ира взвизгнула и вцепилась в Брендана, Таня отпрянула назад, а по толпе прошелся волной вздох восхищения, когда огонь внезапно достиг размеров двухэтажного дома, и жар охватил присутствующих.

Через мгновение пламя почернело и затухло, словно его и не было. Вновь Тара погрузилась в темноту, ни музыки, ни запахов еды, ни голосов не проносилось над холмом. Только редкое перешептывание шелестело, как песок в песочных часах.

Непонятно как возникший рядом Вэйлин взял Таню за плечи. Девушка чувствовала всеобщее ожидание чего-то важного, и слышала тревожный стук собственного сердца. Народ медленно стал расступаться, а вдалеке показался белый свет, он приближался, и вскоре в нем начал угадываться силуэт человека с посохом в руке. Этот человек был в белых одеждах, и путь его, и лицо его освещались невидимым фонарем. Он взошел на возвышенность и оглядел собравшихся.

— Святой Патрик, — прошептала Таня, прикрывая рот ладонью и сама не веря своим словам.

Он ничего не говорил. Только Таня вдруг ясно увидела в своих мыслях, как разбил он посохом каменного идола, и как грязно-черный с гигантскими пылающими глазами и мохнатым хвостом демон поднялся в воздух, прорычал что-то голосом, от которого заложило уши, и исчез.

Толпа стояла, не смея шелохнуться. Патрик еще раз оглядел всех, и Тане показалось, что взгляд его задержался на ней и ее друзьях чуть дольше. Стало тепло и легко внутри, хотелось улыбаться.

Тара вмиг просветлела, как будто давно наступил день. Святой Патрик развернулся и ушел, растворяясь в воздухе. Где-то заиграла нежную мелодию арфа, народ разбрелся и затих, слушая музыку,  вполголоса беседуя о чем-то своем.

И пошел снег.

Глава 10

На следующий день Тане казалось, что все было сном. Но только до тех пор, пока она не вышла из жилища Брендана, приютившего и подруг, и друида-отступника, и не увидела уставленный шатрами холм.

Празднование Самайна продолжалось. Арфа трогала за душу нежными переливами. Дым костров спорил с туманом, возмущенным вторжением в его царство, а люди пели что-то возвышенно-тревожное, что заставляло остановиться, присесть и молча вслушиваться.

Увы, для девушек праздник закончился. Ира прощалась с Бренданом у закрытых ворот Тары. Таня видела, как блестели ее влажные глаза и прикидывала, когда сможет позволить себе следующую поездку.

Вэйлин вызвался проводить подруг в аэропорт и стоял возле Тани, но молчал и не проявлял своих эмоций. Лишь легкая улыбка притаилась на бледном лице.

Таня то и дело ловила себя на том, что ее взгляд слишком на его лице задерживается. Тогда она заставляла себя отвести глаза. «Ничего не может быть, — говорила она себе, — Он из другого мира. Да и человек ли он?»

Девушка так и не решилась спросить. «А что если он из Племен богини Дану? Легенды называют их божествами или полубогами. То, как он бился в пещере, этому подтверждение. А сколько ему лет? Может, все триста, хоть и выглядит он не старше тридцати?»

Вопросы крутились в голове, но, наверное, она не хотела этого знать. Просто сейчас он рядом, а еще два дня назад мог умереть у нее на глазах. Случайной была эта встреча или нет, кто скажет? Хотя не исключено, что друид знает. Может оттого и улыбается?

— Джодхан не успокоится, нет? — нарушила Таня молчание.

— Конечно, нет, Таня. Мы еще услышим о нем.

Уходили вдаль теперь плотно объятые осенью холмы Ирландии. Таня знала, что вновь вернется в страну, которая, стала для нее не просто легендой. Несколько дней назад она и представить не могла, что увидит бой друидов и явление Святого Патрика, и уж тем более, не ожидала, что станет участником опасных событий, встретится лицом к лицу со своим страхом и преодолеет его.

Ира, перебирала в руках подаренный Бренданом медальон с изображением богини, а Таня — первое письмо Вэйлина на смятом листке. И по секрету от всех она везла в Россию нежный поцелуй друида на своей ладони.

Эпилог

Пламя свечи пригибалось и скользило над фолиантом. Обычно сырая комната в подземелье заброшенной церкви наполнилась теплом осторожного дыхания двадцати друидов. Сморщенные желтые пальцы перевернули дряхлую страницу. Джодхан поднял усталые глаза.

— Я недооценил тебя, Вэйлин. Но и ты, видимо, забыл, с кем имеешь дело. Я доберусь до тебя, и тогда не будет пощады ни тебе, ни твоему волчьему племени. Ты пожалеешь, что перешел дорогу Посреднику Джодхану, — тихий шершавый голос старого друида змеями расползался по комнате, и факелы меркли под силой его ненависти.

Ученики Джодхана стояли вдоль стен, держа свечи, и вместе с запахом свежей омелы вдыхали волю своего повелителя.

— Ровно через год мы принесем в жертву этого отступника. Король идолов будет рад потомку первых друидов, и он вернется. Тогда мы обретем прежнюю силу, — продолжал Джодхан, — Вы! Кто вы все без Короля? Вы стареете и умираете, а могли бы жить вечно и править миром!


                                                                     ***

Питерская поздняя осень подмораживала лужи и покрывала инеем голые деревья. Воздух стал прозрачным, из окна открывался вид на серый лениво просыпающийся воскресный город.

Возле окна в кресле, поджав ноги, дремала Ира. Ее ладонь прикрывала пушистый рыжий комочек. Эйтлин (так она назвала котенка) мерно урчала, нарушая легкую тишину ноябрьского утра.

Фения, черная с белыми лапками кошечка Тани, запрыгнула на стол и, как всегда, заняла свое место на коврике для мыши.

Таня поставила перед собой чашку горячего кофе, включила компьютер, создала новый файл и, еще раз взглянув на кельтское послание, помещенное в рамочку, звеня по клавиатуре вишневыми ноготками, написала: «Меч из города Гориаса».