Когда слышишь драконов. Глава шестая (отрывок)

Эльфы не перекинулись ни единым словом и ни разу не сбавили скорость до самого моря, наверное, боялись погони. Хотя откуда ей было взяться, когда Гиилюс ранен. Он нескоро доберётся до замка и то, если не потеряет по дороге сознание. Вот здесь сотовая связь точно бы не помешала, ну или рации. А если Гиилюс не доберётся, и его никто вовремя не найдёт на этой пустынной тропе?
От переживаний, страха и ветра меня взял озноб. Я прокручивала произошедшее и думала, как можно было поступить по-другому. К сожалению, я всегда сначала делаю, а потом думаю. Впрочем, другого варианта я не нашла. Я бы всё равно оказалась здесь, но большими жертвами. Единственное, о чём я жалела — что не остановила драку раньше.
Морской берег выглядел одиноко-печальным. Мы приблизились к самой воде, и вот, честное слово, на её поверхности откуда ни возьмись появился широкий плот. С его плотно связанных брёвен стекала вода, значит, он поднялся со дна. Когда мы скакали по склону, морская гладь была совершенно пустой, но ни один из эльфов даже не останавливал коня. Кони, не мешкая, послушно зашли на мокрые брёвна, неся своих седоков. Только на плоту эльфы спешились и взяли в руки по длинному шесту, плот пошёл в море, набирая скорость.
Сидя на лошади, я разглядывала своих очередных похитителей. Всё как на подбор длинноволосые, бледнокожие, высокие, крепкие и молчаливые. Никто из них не проронил ни слова. Сначала они отталкивались шестами, потом плот как будто пошёл сам. Наверняка какие-то эльфийские штучки.
Птухайл заливал мир розовым светом. Белоснежные кони приобрели цвет заходящего солнца, как и лица воинов. Покинутый нами берег скрывался в тумане, который расползался во все стороны. Я отвернулась от неожиданно оставленной мной Земли Предков и увидела перед собой ту же пелену тумана, она густела на глазах, как манная каша.
Один из эльфов что-то резко скомандовал. Плот остановился. В манном тумане возвышалось что-то тёмное, когда плот подтянули чуть вперёд, я разглядела корабль размером с двухэтажный дом.

От кормы на железных цепях отделился откидной мост. Один из эльфов, тот, что ранил Гиилюса, со свисающей на глаза чёлкой, снял меня с лошади и повёл за руку на корабль. Пройдя через тёмный коридор, мы поднялись на широкую палубу, на которой копошились эльфы-матросы в чёрных одеждах. Многие из них, заметив меня, удивлённо шарахались, наверное, никогда не видели человека, а может, и вовсе принимали за эльфийку и недоумевали. Чёлка — такое прозвище я дала ведущему меня эльфу – указал мне на уходящие в люк ступени.
Я оглянулась на него. Странно, что внешне он не походил на жителей Восставших Земель, как мне их описывали, и какими здесь были многие матросы. Зато холодности ему было не занимать. Ни единой эмоции не выражало его бледное лицо.
Спустилась я, как оказалось, на камбуз, если по-нашему. Два горящих факела освещали тесное помещение с обеденным столом, лавками, печкой, полками и столом для приготовления пищи. Возле него стоял спиной ко мне и что-то стряпал, наверное, местный повар. Весь в чёрном, как и матросы, с банданой на голове. Повар, услышав шаги, обернулся и несколько секунд рассматривал меня, как будто у меня было две головы или шесть рук, или ещё что-то неожиданное. Тёмные, как морские глубины, глаза и такие же тёмные волосы, торчащие из-под банданы, выдавали его происхождение из Восставших Земель. Вот и первый потомок утопленника на моём пути. Я неотрывно следила за его взглядом, готовая сопротивляться любым действиям в мой адрес.