Когда слышишь драконов. Глава двенадцатая (отрывок)

— Они здесь были, вперёд через реку! — крикнул он и тут же осекся, — Стойте! Тихо всё! — он спешился, — Они ещё здесь. Обыщите всё!
⠀Воины попрыгали с лошадей, часть из них растворилась в деревьях, другие приготовились стрелять.
⠀Аадрион сморщился, услышав голос преследователя, и кивнул Дариену, прикрыв глаза, чтобы боль не затуманила взгляд. Да, это были его воины. В Землях Предков завелись предатели. Дариен про себя усмехнулся.

— Темноликий, я знаю, ты здесь, деревья умеют говорить, если их слышать. Я слышу. Отдай мне человека, и я не трону ни тебя, ни твою слишком умную птицу, ни мальчишку Гиилюса, — сказал эльф, — Ты хочешь открыть портал к драконам. Думаешь, их король поможет тебе уничтожить Тень? Ты ошибаешься. Альвоя утонет в эльфийской крови, если драконы проникнут в неё.

Дариен, наконец, разглядел вожака преследователей. Тот расхаживал между деревьев, держа наготове лук.

— Ты молодец, Темноликий, вы с вороном отлично поработали, разгадывая секреты открытия Мерцающих врат. Но ты меня разочаровал так же, как и твой предшественник, отвергнувший предложение Доогелдарка, которое привело бы эльфов к величию. А кто мы теперь? Милые лесные существа. Мы могли бы стать правящей расой во Вселенной. Но это поправимо. Теперь у нас есть человек, — эльф засмеялся, — Человек, которого ты похитил. Ты, такой порядочный и благородный эльф, похитил земную девушку, чтобы использовать её в своих целях. Но не успел.
Эльф снова расхохотался и присел у кострища.

— У тебя украли её. И кто? Этот неоперившийся птенец с Восставших Земель вырвал её и у тебя, и у Гиилюса, и у моих людей, к которым она шла прямо в руки. Но зачем? Куда вы направляетесь? Что это за тайное путешествие, о котором не знает даже твой лучший друг? И почему ты пошёл за Восставшим? За этим мальчишкой? У тебя не хватило силы, чтобы отобрать у него человека, ради которого ты жил. Что ты, вообще, можешь, Темноликий? — кричал, встав на ноги и задрав голову к изумрудным кронам, эльф.

Его длинные волосы порозовели в редких, проникающих в лес лучах рассвета, а синие прозрачные, как лёд, глаза обшаривали деревья в поисках добычи.

— Может, тебя просто тянет к человеку, как тянуло твою мать?

Дариен видел, как на соседнем дереве Аадрион всё крепче сжимал свой лук. Брови его были сдвинуты, а губы — плотно сжаты. «Не слушай, Темноликий, не слушай его» — думал он, замечая, как белеют от напряжения костяшки пальцев Аадриона. Эльф нарочно пытался вывести Темноликого из равновесия, ещё чуть-чуть, и ему вполне может удаться этот номер.

— Твоя мать спуталась с человеком и родила ребёнка. И тебя, полуэльфа, моя раса избрала своим правителем. Да куда они все смотрели? — крикнул предатель и ударил кулаком по стволу, — Ну, где же ты, правитель? Выходи с девчонкой, и все останутся живы. Я же знаю, ты не станешь стрелять нам в спины. Ты же благородный, как скакун Мананнана.