Когда слышишь драконов. Глава десятая (отрывок)

— Такие вещи, как связь между мирами, не могут остаться незамеченными в мире магии. Боюсь, что о Мерцающих вратах, открытых тобой, — тут я поняла, что палец Дариена показывал место, где меня перенёс через портал Эзианак, — И о проникновении в Альвою человека известно не только мне. Войско Тени, напавшее на корабль, тому доказательство. Да, я рисковал в том числе и жизнью Миры. Но, пойми, у нас нет времени на переговоры. Тень уже действует, а путь предстоит неблизкий. — Путь? О чём ты? Что ты скрываешь от меня и Совета, Дариен? Несколько месяцев четыре сильнейших мага Альвои искали человека, способного слышать драконов, потому что только он может прочесть руны, а для начала их найти. Наконец, человек найден, осталось вычислить руны драконов. Все надежды нашего мира возложены на хрупкую девушку с Земли. Люди неспособны к магии, Мира беззащитна в Альвое. Наша задача — беречь её больше жизни. Ты говоришь путь? Ты шутишь?
Темноликий встал и, говоря, расхаживал по кабинету, иногда опираясь руками на стол и переводя сапфировый взгляд с Дариена на меня и обратно.

— Я не шучу, смотрите, — Дариен принялся водить по карте пальцем, — Через два дня маги смогут переправить нас сюда через Мерцающие врата. Доберёмся до деревни, возьмём лошадей, дальше своим ходом, — он понизил голос, — Здесь, на краю Восставших Земель в глубоком ущелье живёт маг — старик, похищенный драконом и много лет служивший ему. Он слеп, но видит по-своему. Он должен увидеть Миру, и… у него руны драконов, — шёпотом закончил эльф. Глаза его блеснули.
Аадрион, присевший возле карты, снова вскочил.
— У него? Ты уверен?
Он прочесал пальцами свои каштановые волосы со лба на затылок и опять склонился над столом, отчего тяжёлые пряди вновь соскользнули и закрыли с боков его лицо. Я как заворожённая слушала их обоих. «Врата», «лошади», «руны» — от одних только слов голова шла кругом. Я была не просто в другом мире. Я жила совершенно другую жизнь, не свою.
— Я видел их собственными глазами, — ответил Дариен, — Но старик сказал, что отдаст их, только когда встретится с человеком. Его можно понять, он живёт ради этой встречи. Он ждёт нас.

— Скольких перебросят твои маги за один раз? – ни минуты не раздумывая, спросил Темноликий.

Удивительно было, что он даже не потребовал доказательств. Он доверял правителю Зеелонда, о котором не так давно совсем не лестно отзывался, беспрекословно и готов был идти за ним вместе со мной.
— Четверых. Возьмём Баариона, — эльф кивнул на молчаливо и неподвижно стоящего возле двери кабинета Чёлку, — Я доверяю ему больше, чем себе. Ещё четверо воинов смогут пройти на следующий день. В окно, хлопая крыльями, влетел ворон. Я сразу узнала его по совершенно «не птичьему» взгляду. Ворон оглядел присутствующих.
— О, Мудрейший, большая честь для меня, что ты здесь, — поприветствовал птицу правитель Зеелонда.
— Да светит вам великий Птухайл, — прокашлял тот в ответ и сел на край стола, рассматривая карту.
— Понадобится твоя помощь, Мудрейший, мы выходим вместе с Мирой через Мерцающие врата.
Темноликий поднял на меня глаза, ожидая моей реакции. Я согласилась. По всему этому разговору, по волнению в глазах правителя и по беспокойству в голосе Дариена я уже сделала выводы о серьёзности и опасности предстоящего похода. Но другого выхода предложено не было.
— Дариен приведёт нас к старцу, бывшему свидетелем войны с драконами. ⠀
Ворон пристально смотрел Темноликому в глаза, казалось, между ними происходил беззвучный диалог, после которого Мудрейший одобрительно кивнул.
— Я прошу тебя связаться с Гиилюсом, чтобы он собрал отряд и выдвигался сюда. Боюсь, что Драконья Тень не станет больше прятаться в своей щели. Человек — её главная угроза.