Эпизод 5. Дело об убийстве

Ира шла уверенным шагом к барной стойке, когда ее схватил за руку высокий светловолосый мужчина лет тридцати.

— Стой, мне надо с тобой поговорить!

— Пустите меня! Что Вам надо? – крикнула девушка, пытаясь вырвать руку.

— Твое молчание. Я готов заплатить, зачем тебе снимки? — сказал мужчина, понизив голос.

— Мне ничего не надо. Не Ваше дело, я ему не скажу, — ответила Ира, наконец, освободившись, и заспешила вперед.

— Только попробуй. Ты пожалеешь, обещаю! — крикнул он вслед.

— Кто это был? С кем ты говорила сейчас? – спросил Иру, вскоре подошедший к ней из глубины зала кудрявый молодой человек.

Ира обняла его за шею, притянула к себе и прикоснулась к губам, прижимаясь всем телом. Он резко отстранился.

— Я задал вопрос.

— Да просто докопался какой-то мужик, ты чего? – обиделась девушка.

— Ничего, — буркнул в ответ парень и заказал выпить.

Солнечным весенним утром Анатолий Ломов шел на работу с одной единственной мыслью – взять пару дней отпуска и махнуть на рыбалку.

— А, Ломов! – окликнул его на проходной Герман Страхов из отдела статистики преступлений, — Ты опять статистику портишь?

Анатолий не ответил. Четыре внушительных по толщине дела о кражах всплыли перед глазами и заставили его поморщиться, но все же надежда на выходные еще теплилась в груди.

А зря.

— Ломов, у тебя труп, — обыденным тоном сообщил шеф по видеосвязи.

Четыре дела с треском грохнулись на стол, а настроение окончательно было придавлено полученной новостью.

Далеко идти не пришлось. Убийство произошло в отеле напротив. Поднявшись на лифте, Анатолий с удивлением обнаружил, что в прикрытом, но не запертом окне номера открывается вид на его офис.

— Вот, Анатолий Николаевич, доложил дежурный, Ира Тихонова, 27 лет.

Тело молодой женщины лежало на полу. Следователь приблизился.

— Ёппрст, — выругался он и, почувствовав, что на лбу выступила испарина, достал платок.

Это была она. Он сразу ее узнал. Он вспомнил, как ее золотые волосы сияли на солнце, становясь еще более золотыми. Ее тонкие, почти прозрачные, белые руки, грациозно двигались вверх-вниз, вверх-вниз. Он мог наблюдать за этим вечно, ему казалось, что еще немного, и он впадет в состояние транса, но когда стекло становилось кристально чистым, сквозь него она улыбалась своими синими под цвет чистого окна глазами.

Да, она была мойщицей окон. Анатолий всегда удивлялся. Вроде бы двадцать второй век на дворе. Во многих зданиях стекла ставят самоочищающиеся или чистят с помощью роботов. А в органах до сих пор применяют человеческий труд.

 Каждые две недели девушка возникала в его окне, он махал ей рукой, но даже не знал, что она жила в отеле напротив. И кому понадобилось убивать это очаровательное создание?

— С Вами все в порядке? Вы ее знали? – поинтересовался дежурный.

— Причина смерти? – уточнил Ломов.

— Похоже на удар тупым предметом по голове, Анатолий Николаевич, здесь фотографии, — громко доложил парень, — Ваши…, — вдруг замялся он.

-Что? – Анатолия бросило в жар, он быстро подошел и выхватил пачку снимков из рук дежурного.

Вот он сидит в кабинете, вот он стоит перед монитором, вот он идет на работу, вот он подходит к дому, вот он с голым торсом в окне своей квартиры. Что все это значит? Железные нервы Ломова натянулись.

— Заканчивайте здесь ребята, я опрошу администрацию, — буркнул он и вышел из номера.

Узнать удалось немного. Поздно вечером девушка пришла с мужчиной с черными вьющимися волосами. Часа через два она провожала его внизу. После чего вернулась в номер. Через некоторое время мужчина забежал к ней снова, торопясь, как будто что-то забыл. Утром тело обнаружила горничная. После обеда следователь зашел к криминалистам.

— Весьма интересные вещи, — залепетал миниатюрный криминалист Женька, — следов борьбы на теле не обнаружено, а вот пакетик с волосом, снятым с одежды убитой. Ей не принадлежит.

Анатолий пригляделся. Светлый волосок длиной с мизинец. Неприятная тяжесть потянула живот вниз. Но данные расходились.

Ближе к вечеру Анатолий посетил клининговую компанию.

— Тихонова работает у нас три месяца. Документы в порядке. Имеет разряд по альпинизму, — пояснила работница отдела кадров,  — А что, собственно, произошло?

— Похоже, ее убили. – ответил следователь.

За его спиной звякнула разбитая посуда. Ломов оглянулся. В проходе за дверями с пустым подносом в руках стоял черноволосый кудрявый парень. Озадаченно глядя на осколки кружки и разлитый кофе. Парень поднял вытаращенные глаза.

— Ты… – начал он, но запнулся и замолчал.

— Молодой человек, можно Вас на минуточку, — подозвал следователь, — У меня к вам есть несколько вопросов. – сказал он, протягивая удостоверение.

— Роман Любимов, специалист по промышленному альпинизму. Работаю в компании пять лет…, — парень замялся, — А с Ирой…я с ней… встречался. Да, я был у нее вчера. Что?  Мы…, — он оглядел глазами стены, посмотрел на следователя, вновь отвел взгляд, — Мы занимались любовью. Потом она проводила меня, я пошел домой.  Нет, я не приходил больше и ничего не забывал.

Анатолий прокручивал записи с видеокамер отеля. Вот кудрявый мужчина выходит. Вот он же идет снова, лица не видно, он смотрит в телефон. Но что-то было не так.

— Ломов, что раскопал? Когда доклад сдашь? – раздался хрипловатый голос Германа, когда Анатолий направлялся в свой кабинет.

— Есть правда, а есть статистика, Страхов, — ответил Анатолий грубым тоном. «Вот, докопался — подумал он, — видимо, совсем ему скучно стало со своими цифрами, завел бы подружку что ли…»

Статистик.

Молодой, горячий.

Скучает, ищет, добивается.

Хочет сменить цифры на реальные дела.

Хищник.

Сочинение синквейнов часто помогало Анатолию в работе. Это было его способом компактно изложить роящиеся в голове мысли и уловить главное.

Монитор замигал и явил собой угрюмое лицо шефа.

— Ну и как ты это объяснишь? – почти заорал шеф, — Откуда у убитой твои фотографии? Ты понимаешь, что уже под подозрением?!

— Понимаю, — сухо ответил Анатолий, — Я найду убийцу.

Анатолий ходил взад-вперед по кабинету.

-Этого не может быть, этого не может быть, — твердил он.

Внезапно дверь распахнулась, что заставило Ломова вздрогнуть. На пороге стоял Страхов, теребя галстук. Его блондинистые волосы были всклокочены. Однако держался он как всегда высокомерно.

— Что уставился, как на привидение? – хрипло спросил Страхов, — Шеф ждет отчет, а ты не сделал доклад по своим делам.

— А ты присядь, Герман, сейчас будет тебе доклад, — сказал Ломов, придвигая вошедшему кресло.

Страхов, оглядываясь, присел. Ломов наклонился над ним, положив ладони на подлокотники. Тот сдвинул брови.

— А скажи-ка ты, Герман, где ты был вчера с того момента, как ушел с работы, до того, как пришел сегодня утром?

Глаза Страхова забегали. Он пригладил взлохмаченные волосы.

— Не понял. Почему ты спрашиваешь?

— Отвечай, — не отводя взгляда, произнес Ломов.

— С какой стати? – повысил голос Герман и попытался оттолкнуть Анатолия.

В этот момент вошел криминалист Женька, вызванный отправленным следователем сообщением. Страхов повернул голову на вошедшего. Ломов резким движением выдернул светлый волос с его головы и протянул Женьке. Тот убрал объект исследования в пакет и скрылся.

Герман набросился было на Анатолия, но он успел направить на него пистолет.

-Сидеть, Страхов! – крикнул он, — Вспоминай пока, где ты был.

Через минуту от Женьки пришло сообщение: «Волос идентичен снятому с убитой». В коридоре послышались шаги, и в кабинет вошли двое вооруженных полицейских.

— Я ее не убивал, — протерев ладонями лицо, заговорил Герман, — Я следил за ней с тех пор, как она застала меня в твоем кабинете, когда я изъял улики из того дела, помнишь, я устал от цифр, мне нужна была настоящая работа. Девчонка меня сфотографировала. Я увидел камеру на ее швабре. Ты никогда этого не замечал, Ломов? 

Ломов пожал плечами, глядя все расширяющимися от услышанного глазами.

— Так вот, что ей было нужно, я так и не узнал, зато видел всех парней, с которыми она встречалась и проводила ночи. Я купил парик и оделся примерно, как  парень, с которым она разговаривала в клубе. Когда он ушел, я сделал вид, будто он вернулся. Пришел в номер и обнаружил ее мертвой. Я ее не убивал, Ломов!

Вернулся? Ломов достал платок и вытер пот со лба.

— За мной, парни, — скомандовал он, и вышел.

Полчаса спустя.

— Роман Любимов, Вы арестованы по подозрению в убийстве Ирины Тихоновой. В тот вечер Вы не пошли домой. Вы вернулись. Но весьма необычным способом. Спустились с крыши, использовав свое рабочее снаряжение. Оно вы оставили открытым, когда были в номере. Мотив? Ревность. Вы узнали, что не единственный мужчина в ее жизни.

— Да! – закричал Роман. – Она оказалась самой настоящей шлюхой. Я нашел у нее  твои фотографии, пока она была в душе. Я разозлился, но сначала сдержал себя в руках. А потом решил вернуться и выяснить отношения. Я проник через окно. Она стояла спиной к окну и разговаривала по телефону. Она смеялась и заигрывала с кем-то. Говорила такие вещи, от которых я вышел из себя и ударил ее по голове страховочным карабином.

Убийство было раскрыто, но тайну загадочной мойщицы окон Ломову еще предстояло разгадать.