ЕГО

ЕГО

Электричества третий день не было, а с уроками дружное семейство просидело допоздна. Девятилетний Скам, глядя в одну точку, ковырял в носу указательным пальцем. Яна, его мать, в третий раз перечитывала задачу.

— Дед,  это идиотизм какой-то! У меня скоро мозг закипит, посвети, а?

Арю нехотя отложил планшет и подошел к дочери. Нажав привычным движением на ее виски, раскрыл черепную коробку и поднес фонарик.

— Уже горячий ключ пошел. Остынь, дочь. Не понимаю, чего ты так кипятишься, — сказал он, с отвращением разглядывая, как извилины серого вещества погружались в бегущие из глубины головы струйки мелких пузырьков, — Кипение мозга не есть хорошо даже для челоида.

— Дед, ну вот скажи, как продолжить вопрос «Сколько нужно всего…» если действием  должна быть разность больших и маленьких груш?

Арю поднял глаза в потолок, потом посмотрел на внука.

— Теперь понятно, почему парень стал такой странный. Ян, а что это с ним?

Яна оторвала взгляд от учебника и взглянула на сына. Скам смотрел перед собой стеклянным взглядом.

— А это, дед, подготовка к ЕГО. Сын постоянно стал зависать.

— К его? — недоумевающе уточнил Арю.

— Ну да, к естественному государственному отбору, — ответила Яна и тяжело вздохнула.

— Ааа, — протянул Арю, — Кстати, где твой муж? На работе задержался?

— Скела… пошел что-то мочить…, — пожала плечами Яна.

— Что-то или кого-то? — усомнился Арю, вспоминая, каким нервным был его зять в последнее время, — Пойду, проверю гараж.

Через пять минут он вернулся и выглядел взволнованным.

— Так и знал, моего АК-47 нет. Похоже, сегодня минимум одним политиком станет меньше.

Яна улыбнулась, взяв сына за плечи, отвела его в кровать. Мальчик все еще смотрел перед собой.

— Ничего, сынок. Папка разберется.

Этой ночью Скела не вернулся, как и сотни других отцов, решивших прекратить естественный государственный отбор, по результатам которого, подрастающий челоид получал право жить.